Таганроге Раздача проб в порошки легальные

Некоторые читатели заподозрили нас в излишней оптимистичности. Однако убеждение в том, что в последние год-два в России произошла ни много ни мало "микроэкономическая революция", связанная с рождением быстрорастущего сектора конкурентоспособных средних компаний, работающих на внутренний рынок, все сильнее отвязывающих темпы роста ВВП от нефтяной конъюнктуры, овладевает умами все большего числа весьма авторитетных российских экономистов.

Вот, только что разразился разоблачительной книгой выгнанный Бушем О`Нил. Если бы вы услышали, что разоблачениями разразился российский экс-министр финансов, вы бы о чем подумали? То-то. А мистер О`Нил не рассказал ничего - и, главное, от него никто не ждал ничего, - кроме побасенок о простоватости Буша да его ненависти к Ираку. Только и нашлось тайн. То ли дело у нас, где околовластные эксперты (экс-министры-то наши - народ тертый, помалкивают) чуть не прямым текстом объясняют idee fixe правительства уводить как можно больше денег из экономики во всякие фонды и сусеки: мол, конечно, лучше бы вложить их во что-нибудь полезное, только никак невозможно-с - казенные деньги-с! Раскрадут дочиста и за грех не почтут-с!

Возвращаясь к первому заседанию кремлевского Совета по борьбе с коррупцией, надо сказать, что впечатление от него осталось двойственное. Слова В. В. Путина о том, что "корни коррупции находятся в изъянах устройства экономической и административной жизни, подпитываются некачественным законодательством и распространяются при отсутствии эффективного внешнего контроля за деятельностью должностных лиц и органов власти", и уж особенно о том, что необходимо "наладить постоянную и системную антикоррупционную экспертизу законодательства", не могут не радовать. Употреби еще президент вместо слов "антикоррупционная экспертиза" наш термин "анализ на взяткоемкость ", совсем было бы в одну точку с предложениями, что мы год за годом печатаем на страницах "Эксперта".

Но особенно радоваться трудно - реализация этих абсолютно верных тезисов, начатая самим советом, показывает: ничего нового, пожалуй, опять не произойдет. Члены совета говорят о "замкнутости и закрытости власти" как об одн